Перспективы развития России к 2020 году

Концепция развития России до 2020 года оказалась невыполнимой :: Экономика :: РБК

Перспективы развития России к 2020 году

  • По итогам 2018 года Россия находится на шестом месте (3,1% мирового ВВП). Первая пятерка представлена Китаем (18,7%), США (15,2%), Индией (7,7%), Японией (4,1%) и Германией (3,2%).
  • Вхождение России в пятерку крупнейших экономик мира закреплено в качестве национальной цели майским указом 2018 года. Согласно прогнозным расчетам МВФ, Россия в предстоящие годы все-таки обойдет Германию по доле в мировом ВВП, но к 2024 году уступит место в пятерке Индонезии.

Устойчивый рост ВВП на 6,5%

За счет создания «модели инновационного социально ориентированного развития» в совокупности с традиционными конкурентными преимуществами в энергосырьевом секторе экономика должна к 2020 году выйти «на траекторию долгосрочного устойчивого роста со средним темпом около 6,4–6,5% в год», говорилось в концепции.

Концепция обещала прорыв в повышении эффективности человеческого капитала и создании комфортных социальных условий, либерализацию экономических институтов и усиление конкурентности бизнес-среды, ускоренное распространение новых технологий и развитие высокотехнологичных производств.

  • Фактические темпы роста экономики оказались далеки от спрогнозированных в 2008 году. Среднегодовой рост ВВП в 2014–2018 годах составил лишь 0,5%. В 2019–2020 годах рост, согласно прогнозу Минэкономразвития, составит 1,3–1,7%.
  • Ускорение экономики ожидается только с 2021 года, до 3,1–3,3%, но при условии реализации обширной программы улучшения делового климата, снижения административных барьеров для бизнеса, цифровизации и т.д.
  • К 2020 году по сравнению с 2012 годом реальный ВВП должен был вырасти на 64–66%, следует из концепции. Но если проанализировать фактическую динамику ВВП с 2012 года, то получится, что в 2013–2019 годах он вырос на 5,8% (с учетом последних прогнозов властей по текущему году).

Реальным доходам обещали рост на 70%

Концепция декларировала цель увеличить реальные располагаемые доходы населения по итогам 2020 года на 64–72% по сравнению с 2012 годом. Однако если в 2007–2013 годах доходы населения росли (на 22% в общей сложности), то с 2014 года началось их сокращение.

  • По данным Росстата, с 2014 года наблюдается непрерывная отрицательная динамика, которая сменилась околонулевым ростом только в 2018 году.
  • В третьем квартале 2019 года Росстат зафиксировал резкий рост реальных доходов — сразу на 3% (к соответствующему периоду прошлого года). Это озадачило экономистов, указавших на «нестыковки» этих данных с отрицательной динамикой других экономических показателей.
  • В общей сложности, с 2012 года к третьему кварталу 2019 года реальные располагаемые доходы россиян сократились примерно на 5%.

Бедных станет вдвое меньше

Еще одна цель концепции на 2020 год — снижение уровня абсолютной бедности с 13,4% в 2007 году до 6–7%, а также увеличение среднего класса до более половины населения.

  • Уровень бедности снижался с 2008 по 2012 год, когда доля населения с доходами ниже прожиточного минимума опустилась до 10,7%. Затем количество бедных опять стало расти и по итогам 2016 года составило 13,3%.
  • После снижения в 2017–2018 годах в нынешнем показатель начал вновь подниматься: по итогам второго квартала 2019 года Росстат зафиксировал рост до 12,7%: за чертой бедности живут 18,6 млн человек.

Цель, обозначенная в концепции, сохраняется, но ее продлили до 2024 года. Согласно майскому указу президента, к этому времени уровень бедности должен снизиться в два раза, то есть до 6,6%. Вице-премьер Татьяна Голикова называла эту задачу самой сложной из всех обозначенных в указе.

Что касается среднего класса, то сейчас к нему можно отнести порядка 38% россиян, подсчитали в ВШЭ. При этом полностью соответствуют всем критериям среднего класса лишь 10,3 млн человек, или 7% по всей стране. В свою очередь, экономисты Альфа-банка утверждают, что доля среднего класса в России сократилась до минимума за 15 лет и составила в 2018 году 30%.

Больше квартир и меньше насилия

Концепция гласит, что уровень смертности от насильственных причин должен снизиться к 2020 году примерно вдвое.

  • Согласно данным Росстата, в 2007 году от внешних причин, куда входят как насильственные смерти, так и несчастные случаи, умерли 259,4 тыс. человек.
  • В 2018 году количество таких смертей составило 144,6 тыс., что в 1,8 раза меньше показателя 2007 года. В расчете на 100 тыс. человек населения смертность от внешних причин снизилась до минимума с 1965 года.
  • Впрочем, демографы предполагают, что часть насильственных смертей может маскироваться за показателем «повреждений с неопределенными намерениями», который в последние годы растет.

Средний уровень обеспеченности жильем к 2020 году должен был достигнуть 28–35 кв. м на человека (или около 100 кв. м на среднестатистическую семью). По данным Росстата, в 2018 году в среднем на одного человека приходилось 25,8 кв. м жилья.

Рост инвестиций в человеческий капитал

Концепция предусматривала перераспределение бюджетной системы в пользу расходов на развитие человеческого потенциала — с 8,6% ВВП в 2007 году до 11–11,7% ВВП в 2020 году. В частности, расходы на здравоохранение должны увеличиться с 3,6% ВПП до 5–5,5%, на образование — с 4 до 5–6% ВВП.

О том, что цели остались невыполненными, недавно напомнил глава Счетной палаты Алексей Кудрин во время первого чтения проекта бюджета на 2020–2022 годы в Госдуме.

«Помните, у нас была Концепция долгосрочного развития, мы ее еще называли «План Путина», принята в 2008 году? Там заложен бюджетный маневр — рост расходов бюджетной системы на здравоохранение и образование — до 5% ВВП по каждому», — сказал он.

По словам Кудрина, «вообще такое решение когда-то принималось» на уровне правительства и «Единой России». «Но мы пока находимся на уровне меньше, чем было 11 лет назад», — констатировал он.

Расходы на развитие образования в ближайшие три года планируются в среднем на уровне 3,7% ВВП, на здравоохранение — 2,9% ВВП, указывает Счетная палата в заключении на проект бюджета. Для сравнения аудиторы приводят данные по странам «Большой семерки»:

  • в Великобритании в 2018–2019 финансовом году расходы на здравоохранение составили 7,2% ВВП, на образование — 4,2% ВВП;
  • в США на 2020–2022 годы на обязательные расходы по здравоохранению предусмотрено 10,1% ВВП ежегодно;
  • во Франции в 2020 году на здравоохранение заложено 8% ВВП, на образование — 4,7% ВВП.

Почему стратегия осталась нереализованной

В 2008 году, когда утверждалась Концепция долгосрочного развития, реальность виделась по-другому, рассуждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. До 2008 года экономика в среднем росла на 7% в год, и после кризиса 2008–2009 годов многие экономисты были уверены, что Россия вернется на траекторию шестипроцентного роста, напоминает она.

По словам Орловой, концепция представляла собой «оптимистичный сценарий, со ссылкой на историю прошлого десятилетия» [до 2008 года].

Концепция писалась в то время, когда исходили из совершенно других экономических, геополитических, социальных предпосылок, солидарна руководитель направления Deloitte по оказанию услуг финансовым институтам России и СНГ Екатерина Трофимова.

«На фоне кризиса и санкций ситуация полностью поменялась. Объективно это был маловероятный план для исполнения», — отмечает она.

Санкции, введенные против России после присоединения Крыма, повлияли на замедление экономики лишь отчасти, считает Орлова. «Ежегодно мы из-за санкций по состоянию на 2018 год теряли 0,5% ВВП, а с точки зрения потенциального роста — 0,3%. Это не тот масштаб проблемы, которая могла бы объяснить расхождение между желаемыми 6% и фактическими 1–2% роста», — сказала она.

Экономика растет медленнее из-за структурных ограничений, например, демографических, и спада инвестиционной активности, пояснила экономист. «Инвестиционный рост до 2008 года был гораздо более интенсивным, особенно частного сектора. После 2008 года инвестиции росли, но в большей степени за счет госсектора», — отметила она.

По мнению Орловой, долгосрочные стратегии развития пишутся не для выполнения на 100%, а для создания образа будущего, исходя из которого государство будет планировать свои действия. И на момент создания в 2008 году концепция развития до 2020 года была вполне оптимальной.

«Проблемы возникают тогда, когда мы стратегию цементируем, 10 лет живем с каким-то планом, а потом смотрим — не выполнили. Стратегия должна быть живой, это некий ориентир, она должна постоянно обновляться в процессе прихода каких-то новых событий, новой статистики.

Реальность же меняется постепенно, и эти изменения нужно в стратегию инкорпорировать, — подчеркивает Орлова.

 — У нас есть такая проблема, что мы формируем стратегию, потом о ней забываем, через пять лет достаем, выясняем, что она не сбылась, говорим, что она плохая, и придумываем новую».

Планирование в России часто основывается на «ожиданиях и пожеланиях», а не на просчитанных макроэкономических прогнозах, замечает Трофимова. «Уровень выполнения таких стратегий достаточно низкий. Кроме того, у нас все еще очень волатильная макроэкономическая ситуация, и это осложняет прогнозирование», — заключает она.

Анна Гальчева

Источник: https://www.rbc.ru/economics/02/11/2019/5db946fb9a794742bc0d5b68

Перспективы развития российской экономики

Перспективы развития России к 2020 году

  • Российская экономика перешла к росту

«ВВП России растет третий квартал подряд.

По предварительным оценкам, в апреле прирост составил уже 1,4%, увеличиваются продажи автомобилей, объемы выдачи ипотечных кредитов… Во всем мире эксперты считают эти индикаторы важными признаками оживления экономики… По итогам первого квартала приток прямых иностранных инвестиций в российскую экономику составил $7 млрд. Это лучший показатель за соответствующий период за последние три года», — Владимир Путин, президент России.

  • Россия делает ставку на развитие цифровых технологий как основы хозяйственной деятельности и госуправления

«Первое – необходимо сформировать принципиально новую, гибкую нормативную базу для внедрения цифровых технологий во все сферы жизни… Второе – государство окажет поддержку тем компаниям, которые являются носителями разработок и компетенций в сфере цифровых технологий, имеющих так называемый сквозной межотраслевой эффект… Третье – с участием государства и частного бизнеса будем создавать опорную инфраструктуру цифровой экономики… Четвертое – намерены кратно увеличить выпуск специалистов в сфере цифровой экономики, а, по сути, нам предстоит решить более широкую задачу национального уровня – добиться всеобщей цифровой грамотности», — Владимир Путин.

  • Для привлечения инвестиций предлагаются новые механизмы

«Возврат капиталовложений [инвесторов] предлагается осуществлять за счет регулярных платежей, которые будут поступать от основных выгодоприобретателей инфраструктурных объектов…. Речь идет о внедрении своеобразной инфраструктурной ипотеки, когда объект фактически покупается в кредит, полученный от частных инвесторов», — Владимир Путин.

«Можно увеличить срок специнвестконтрактов с 10 до 20 лет, предусмотреть возможность для гибкого участия…

институтов развития, банков, субъектов естественных монополий и других структур… Следует расширять гарантии спроса на продукцию, создаваемую в рамках специнвестконтрактов как со стороны государства, так и компаний с госучастием.

На весь срок реализации контракта необходимо обеспечить инвестору неизменность налоговых и других условий, связанных с госрегулированием», — Владимир Путин.

ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ:

  • Проблема экологии становится особенно острой на фоне решения администрации Дональда Трампа выйти из Парижских соглашений по климату

«Мы выступаем против эксплуатации окружающей среды и хотим добиться нулевого воздействия промышленности на нее», — Нарендра Моди, премьер-министр Индии.

«Изменение климата — …это вопрос, связанный не только с тем, как обращаться с нашей планетой в будущем, но непосредственно касающийся наших экономических интересов», — Кристиан Керн, федеральный канцлер Австрии.

«На мой взгляд, можно было бы и не выходить из Парижских соглашений, потому что они носят рамочный характер… Сейчас нужно не шуметь по этому поводу, а создать условия для совместной работы, потому что если такие страны, как США, не будут совсем работать, то тогда вообще никакого соглашения в этой сфере не удастся согласовать и подписать», — Владимир Путин.

  • Массовое применение инновационных технологий рождает не только новые возможности, но и риски

«Новые технологии стремительно меняют привычный уклад жизни, формируют новые отрасли и профессии, открывают принципиально другие возможности для развития, но и порождают новые угрозы», — Владимир Путин.

«Цифровой мир, роботизация, распространение интернета — все это дает нам новые возможности для развития… Мы должны использовать эти технологии, а не убирать в долгий ящик, считая, что они нас никогда не коснутся», — Кристиан Керн.

  • Экономическое неравенство создает угрозу для развития. Новые технологии и международное сотрудничество помогут решить проблему

«Речь идет о том, чтобы наша экономика генерировала больше доходов, а люди получали больший доход соответственно. И сделать это можно исключительно на путях развития новых технологий… [Кроме того] государство должно таким образом перераспределять ресурсы, чтобы поддерживать тех, кто находится в достаточно сложном положении и жизненной ситуации», — Владимир Путин.

«Нельзя допустить того, чтобы 1% общества обладал таким же количеством богатства, как 99 %, – такое общество будет нестабильным. Для обеспечения социального баланса необходимо в первую очередь создать благосостояние. Это удается при выстраивании мостов между странами и развитии экономического сотрудничества», — Кристин Керн.

  • Санкции наносят ущерб всем сторонам, но Россия использовала ситуацию для повышения конкурентоспособности

«Мы столкнулись с очень негативными последствиями, нас это задело. По нашим подсчетам, примерно 0,3% нашего ВВП мы потеряли от этого [введения санкций]. Это достаточно много, и поэтому мы хотим, как можно быстрее найти решение этой проблемы», — Кристиан Керн.

«Эти рестрикции наносят нам ущерб, главным образом с ограничением на работу наших финансовых организаций, с передачей технологий. Но есть и плюс. Мы подтолкнули развитие целых отраслей экономики», — Владимир Путин

«Будем торговать и дружить со всеми: и с Западом, и с Востоком, – но не вместе с кем-то против кого-то. Любые санкции и фобии контрпродуктивны»- Игорь Додон, президент Республики Молдова.

  • Вопросы безопасности и борьбы с терроризмом должны стать основой для многостороннего международного сотрудничества

«Вот только что премьер-министр [Индии Н. Моди] говорил о борьбе с терроризмом, но разве это нас не должно объединять? Разве нас не должно объединять в сфере безопасности распространение оружия массового уничтожения? Мы же должны понимать, что происходит и куда это нас может привести, и своевременно совместными действиями заблокировать неблагоприятное развитие событий», — Владимир Путин.

«Граждане наших стран ожидают, что мы будем гарантировать их безопасность и бороться с терроризмом. А это удастся только, если мы будем искать возможности для сотрудничества между Европой, Россией и всеми странами, которым угрожает эта опасность», — Кристиан Керн.

  • Только международное сотрудничество поможет решить самые сложные мировые проблемы. Вражда контрпродуктивна

«Россия не может исполнить Минские соглашения в одностороннем порядке. Мы готовы содействовать этому, но мы не можем сделать то, что должны сделать киевские власти».

«Россия защищает не столько президента Асада, сколько сирийскую государственность… Мы не хотим, чтобы на территории Сирии возникла ситуация, сопоставимая с Ливией, Сомали или с Афганистаном».

«Это (обвинение во вмешательстве России в выборы в США) попытка решить политические вопросы с использованием инструментов внешней политики. Это вредно, это наносит ущерб международным отношениям, мировой экономике, вопросам безопасности, борьбе с террором».

«У нас много объединяющих повесток дня, очень много. И если мы сосредоточим внимание именно на этой, позитивной стороне нашего сотрудничества, то, без всяких сомнений, мир будет меняться к лучшему», — Владимир Путин.

Источник: https://tass.ru/pmef-2017/4309752

Министерство экономического развития Российской Федерации

Перспективы развития России к 2020 году

03.10.18

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе «Правительственного часа» в Совете Федерации представил прогноз социально-экономического развития на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годы.

Уважаемая Валентина Ивановна,

Уважаемые сенаторы!

На площадке Совета Федерации не раз и, конечно, абсолютно справедливо ставился вопрос о проблемах в части стратегического планирования. Многие из тех, кто сегодня находится в этом зале, не понаслышке знают эту проблематику. Поэтому сегодня мне хотелось бы доложить Вам как развивается наша работа в данном направлении.

Указ Президента №204 поставил перед страной амбициозные цели. Их достижение требует не просто максимальной отдачи от каждого участника процесса, но и их полной координации, взаимоувязанности действий не только в краткосрочной перспективе, но и на долгосрочном горизонте.

Одним из документов, образующим эту связанность, который является во многом фундаментом всей работы Правительства, это прогноз социально-экономического развития. Именно на его базе делаются оценки любых планов Правительства, именно он является базой для принятия решений в части развития инфраструктуры, определения приоритетов регионального развития.

Работа, которую мы провели за последний год, позволила в этот раз подготовить прогноз не как это традиционно происходило у нас на три года, а сразу на 6 лет до 2024 года.

Это открывает возможности в том числе и для более долгосрочного бюджетного планирования, и в целом планирования всего комплекса мероприятий, направленных на достижения национальных целей развития, установленных Указом Президента.

Более того, в рамках работы над прогнозом и стратегией пространственного развития мы подготовили целый набор дополнительных показателей, которые будут использованы при реализации национальных проектов.

Можно выделить, например, прогнозную динамику населения в разрезе муниципалитетов, динамику пассажирооборота и грузооборота по ключевым направлениям.

Все эти данные, повторюсь, очень важны в качестве входящих при принятии решений о размещении той или иной инфраструктуры: от социальной до транспортной и энергетической.

Также важно отметить, что мы впервые в этом году разработали методику оценки социально-экономических эффектов от реализации инфраструктурных проектов, учитывающих эффекты, которые получает экономика как на фазе строительства, так и эксплуатации. Это позволило провести качественное ранжирование предлагаемых к реализации инфраструктурных проектов и сконцентрировать бюджет на тех, которые имеют максимальную отдачу.

Какие еще отличительные особенности есть у рассматриваемого сегодня документа?

Первое, он учитывает все последние изменения в законодательстве, в том числе в налоговом и пенсионном, а также реализацию плана по повышению инвестиционной активности, утвержденного Правительством в июле этого года.

Второе, прогноз основан на предпосылке достижения национальных целей развития, заложенных в майском указе Президента. Каждая из целей оказывает влияние на показатели прогноза.

Так, например, рост продолжительности жизни до 78 лет и соответствующий рост активной жизни будут одним из важных факторов преодоления негативных демографических трендов, а цифровизация экономики позволит добиться бОльших темпов роста производительности труда.

Цели, повторюсь, амбициозны, и очевидно, что здесь потребуется совместная работа Правительства и региональных властей по выполнению поставленных задач.

Еще одной особенностью текущей версии прогноза является тот факт, что она подготовлена в условиях высокой волатильности на глобальных рынках.

Рост ставок на американском рынке, финансово-экономический кризис развивающихся экономик, который уже захватил Аргентину, Турцию и начинает оказывать негативное влияние на другие экономики с серьезными макроэкономическими дисбалансами – это реалии сегодняшнего дня.

Именно эти условия с наложившимися на них ожиданиями дополнительного санкционного давления привели к повышенной волатильности российского финансового рынка.

Но, в отличие от прошлых эпизодов, реализованные за последние годы структурные макроэкономические реформы позволили нам уверенно прогнозировать всего лишь краткосрочный негативный эффект этой волатильности как на финансовых рынках, так и в экономике.

Именно эффективность работающих институтов позволила нам занять твердую позицию и прогнозировать долгосрочную устойчивость ключевых индикаторов и ожидать, например, возвращения курса рубля к фундаментальным значениям даже в период максимальной волатильности.

Напомню, несмотря на волатильность мы сохраняли наш прогноз курса на конец года неизменным на уровне в 64 рубля за доллар даже в тот момент, когда многие начали подвергать его большому сомнению. В итоге произошло именно то, о чем я, например, говорил во Владивостоке: за последние три недели рубль уже укрепился с 70,5 до 65,0 рублей за доллар.

В целом по текущему году мы ожидаем, что экономика покажет рост на уровне в 1,8%, а инфляция закончит год на отметке в 3,4%.

В предстоящие годы мы ожидаем умеренно негативных внешних условий: постепенное замедление мирового экономического роста ближе к отметке в 3% и плавное снижение нефтяных цен до уровня ниже 60 долларов за баррель к 2024 году.

Следующий год во многом будет переходным, с непростым первым кварталом. Связано это будет с тем фактом, что повышение НДС произойдет с 1 января 2019 года, а активная фаза реализации национальных проектов начнется ближе к середине года.

Также на первый квартал, по нашей оценке, придется максимальное замедление кредитной активности, вызванное волатильностью на финансовых рынках. По итогам года рост останется положительным. Он замедлится, по нашей оценке, до 1,3%. Инфляция ускорится до 4,3% .

Пиковым значение по инфляции мы пройдем в начале года на уровне  около 5%.

Начиная с 2020 года восстановление экономического роста будет основываться на результатах реализуемых изменений и успешной реализации национальных проектов. Это очень важный момент.  Экономический рост ускорится до 2,0% в 2020 году, а в дальнейшем закрепится выше отметки в 3%.

Какие факторы сыграют ключевую роль в ускорении экономического роста?

Первое, смягчение демографического удара по экономике. Вместо базового сценария снижения экономически активного населения на 2 млн. чел. теперь мы ожидаем его положительной динамики. Ключевые факторы здесь: рост продолжительности активной жизни, положительная динамика миграционного притока и изменения в пенсионной системе.

Занятость будет расти еще большими темпами на фоне постепенного снижения уровня структурной безработицы и создание возможностей работать для тех, кто этого хочет, но по тем или иным причинам не имеет возможности.

Причем, например, помимо ряда краткосрочных решений нам нужно всерьез задуматься о долгосрочной политике привлечения к нам в страну молодых высококвалифицированных специалистов. В этом направлении нами подготовлен план действий, который планируется к утверждению правительством уже в ближайшее время.

Считаю, что здесь нам нужно идти глубже и ставить вопрос о выводе системной поддержки развития русскоязычных школ за границей на качественно иной, более высокий уровень.

Второе, повышение качества и объемов инвестиционной активности до уровня в 25% ВВП. В июле был утвержден правительственный план, направленный на эти цели, – его реализация уже находится в активной фазе.

В настоящее время Правительство завершило подготовку и так называемого отраслевого раздела, который содержит предложения по изменению отраслевого регулирования, а также конкретные прогнозные значения по динамике инвестиций в разрезе отраслей и, что важно, закрепленных за каждой отраслью персонального ответственного министерства.

Повышение степени персональной ответственности – это важный элемент планирования в этом цикле. Об этом я также скажу чуть позже.

И, наконец, третий компонент, ускорение темпов роста производительности труда, которое будет поддерживаться активным процессом цифровизации экономики, усилением инновационной активности и реализацией национального проекта «Производительность труда», направленного на внедрение современных подходов в управлении.

В итоге мы ожидаем, что темпы роста российской экономики в результате комплексного улучшения по этим трем направлениям превзойдут рост мирового ВВП и позволят России войти в пятерку самых крупных экономик, преодолев текущее, по оценке МВФ,  4% отставание от Германии и позволив нам остаться впереди Индонезии.

Инфляционная динамика, по нашим оценкам, стабилизируется вблизи целевого значения в 4%. Рост доходов и заработных плат в реальном выражении будет составлять 2-3% в год, что вместе с реализуемыми мерами социальной политики позволит продолжить тенденцию к снижению бедности. Отмечу, что за последний год произошло ее снижение на 1,4 млн. чел. или на 1 п.п. c 13,8 до 12,8%.

Еще раз повторю, достижение запланированных показателей в прогнозе возможно только при условии эффективной и успешной реализации национальных проектов и достижения национальных целей развития.

Если посмотреть на историю исполнения майских указов 2012 года, то часть показателей, особенно экономических, не были достигнуты и более того, весь период реализации отсутствовали четкое понимание механизма их достижения, отсутствовал также и механизм мониторинга и контроля за их достижением.

На прошлой неделе правительство утвердило «Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации до 2024 года», это один из ключевых документов стратегического планирования, который определяет систему приоритетов и целевых ориентиров деятельности Правительства на среднесрочную перспективу, устанавливает механизмы достижения национальных целей, поставленных Президентом в Указе.

Новизна этого документа заключается в том, что впервые предложен инструмент достижения национальных целей развития.

По каждой национальной цели развития будет сформирован план её достижения, который будет устанавливать траектории выхода на целевые уровни, описывать факторы, оказывающие влияние на достижение цели, а также перечень государственных программ Российской Федерации (включая входящие в их состав федеральные проекты), к сферам реализации которых относится управление соответствующими факторами изменений.

Таким образом, план достижения национальных целей будет де-факто представлять собой экономическую «модель» достижения национальных целей развития, включающую в том числе идентификацию и описание ключевых рисков с возможными направлениями действий по их нейтрализации.

Еще одна отличительная особенность – за каждой национальной целью развития будет закреплен ответственный куратор – заместитель Председателя Правительства Российской Федерации.

В целях мониторинга достижения национальных целей будет осуществляться подготовка Отчета о ходе их достижения, содержащего информацию и анализ динамики конечных показателей и факторов достижения в увязке с ключевыми мероприятиями, а также Отчета об эффективности реализации госпрограмм, направленных на достижение национальных целей развития.

Предлагаемый порядок обеспечит понимание на рани стадиях как происходит движение с точки зрения достижения целей и  позволит содержательно корректировать действия, в том числе в рамках национальных проектов в течении шестилетнего срока.

Также важно, что в этот раз мы де-факто впервые провели увязку прогноза социально-экономического развития с комплексным планом развития инфраструктуры и стратегией пространственного развития.

Последний документ вызвал серьезные дискуссии, мы неоднократно обсуждали его в том числе на площадке Совета Федерации и пришли к согласованным позициям. Но еще раз повторю, эта работа проведена впервые в истории современной России.

Нам предстоит здесь еще много работы в ближайшие годы, но я считаю, что фундамент здесь заложен уже очень хороший.

И последнее, что я хотел бы отметить. Планируемые к реализации национальные проекты предполагают значительное увеличения объема строительных работ начиная с транспортной инфраструктуры и заканчивая культурными центрами.

Здесь хотел бы отметить два очень важных момента.

Первое. Вся эта стройка должна быть обеспечена необходимыми ресурсами: строительными материалами, продукцией металлургии и машиностроения, трудовыми ресурсами.

В отдельных сегментах у нас есть риск того, что, если мы не обеспечим рост спроса увеличением предложения мы можем столкнуться со значительным ростом цен, дефицитом и сорвать выполнение намеченных планов.

Например, такая ситуация может сложиться с битумом, спрос на который из-за увеличения инфраструктурных инвестиций может удвоиться.

Понимая эту проблему, я доложил ее Президенту и теперь в рамках соответствующего поручения мы начали комплексную работу по оценке плановой потребности в ключевых ресурсах, в том числе в региональном разрезе, и возможностей по наращиванию производства. Соответствующие запросы уже направлены в регионы.

Второе. Контроль за эффективностью и своевременностью строительных работ. Очень важно, чтобы планы реализовывались в срок. Здесь мы планируем усилить контроль за реализацией проектов в рамках ФАИП и своевременно сигнализировать о возникающих проблемах для того, чтобы своевременно принять решение о корректировке планов и выделении дополнительных ресурсов.

Спасибо за внимание!

Источник: http://economy.gov.ru/minec/press/news/201803103

2020 год может оказаться хуже нынешнего

Перспективы развития России к 2020 году

30.09.2019 19:44:00

Для выхода из стагнации потребуются изменения бюджетной и налоговой политики

Фото агентства городских новостей «Москва»

Ступор российской экономики вызывает все большее беспокойство среди специалистов. За последний год темпы роста ВВП в нашей стране снизились с 2% до 0,7%. Среди причин замедления: сокращение государственных вложений, низкий внутренний спрос и падение частных инвестиций. В ближайшее время к этому добавится и фактор замедления мировой экономики. Чтобы следующий год не оказался еще хуже нынешнего экономисты предлагают ослабить бюджетную удавку. Для выхода из стагнации нужны изменения бюджетно-налоговой политики для поддержки спроса и стимулирования экспорта – заявили в понедельник эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ). Ранее с подобным призывом выступали и руководители Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС).

Экономический рост в РФ замедлился до 0,7% в первом полугодии 2019 года против 2% в первом полугодии 2018 года, отмечается в новом выпуске комментариев Центра развития ВШЭ.

При этом авторы исследования – Валерий Миронов и Алексей Кузнецов – ставят под сомнение ключевую догму нынешнего руководства ЦБ и Минфина о том, что российская экономика работает на пределе своих возможностей при полной загрузке мощностей.

«Замедление роста ВВП носит не только структурный, но и конъюнктурный характер.

Об этом говорит тот факт, что уровень использования производственных мощностей в экономике (особенно в целом ряде обрабатывающих производств), по данным государственной статистики, далек от предельного», – отмечается в обзоре. Иначе говоря, экономика могла бы лучше работать и больше производить, если бы не искусственные ограничения со стороны властей.

«Кроме того, фактор недостаточности внутреннего спроса, по данным опросов Росстата, находится на одном из первых мест среди ограничителей экономического роста, что неудивительно, учитывая стагнацию реальных доходов населения, замедление прироста инвестиций и снижение вклада конечного спроса со стороны государства в прирост ВВП в начале 2019 года практически до нуля», – описывают часть причин стагнации Миронов и Кузнецов.

Для выхода из стагнации нужны более активные меры бюджетно-налоговой политики для поддержки спроса и экспортно ориентированных отраслей, делают вывод эксперты ВШЭ.

«При этом важна нацеленность мер бюджетной поддержки экономики на те сектора, развитие (или даже создание заново) которых может поддержать экспортную экспансию российских производителей, позволяющую преодолеть ограничения со стороны внутреннего спроса», – советуют ученые из Центра развития.

«Такого рода сектора, как правило, есть и в обрабатывающей промышленности, и в сфере услуг, которая в современных условиях играет не менее значительную роль в формировании глобальных цепочек добавленной стоимости, чем сектора сферы материального производства», – рассказывают эксперты ВШЭ.

Ранее к смене бюджетной политики призывал ради преодоления стагнации призывал и академик-экономист Абел Аганбегян. Чтобы вернуться к экономическому росту, государству нужно начать налоговое стимулирование инвестиций, снизить стоимость кредита и отказаться от избыточного профицита бюджета, предложил в своей новой работе академик (см. «НГ» от 26.06.19).

Российский ВВП в постоянных ценах с исключением сезонного фактора. Источник: Центр развития ВШЭ

«Прирост ВВП на 0,7% – это признание фиаско нынешней экономической политики. В основе стагнации были антироссийские санкции: государство лишилось доступов к иностранным кредитам и инвестициям, компании серьезно сократили возможности своего иностранного фондирования. Кроме того, экономика лишилась драйвера развития растущего или устойчивого внутреннего спроса. Универсальными решениями экономических проблем стали рост доли государства в экономике, рост налогов для целей наполнения социально ориентированного бюджета и накопление резервов на черный день. Российская экономическая модель в итоге стала централизованной и мобилизационной. Однако самой мобилизации не произошло. Объявленные полтора года назад нацпроекты, видимо, были призваны послужить стимулом к мобилизации. Но по факту до сих пор этим стимулом не стали. Как майские указы 2012 года были выполнены наполовину, так и нацпроекты 2018–2024 годов рискуют получить ту же меру выполнения», – комментирует гендиректор компании «Иволга Капитал» Андрей Хохрин. «Самая сбалансированная среди стран G20 экономическая система оказалась нежизнеспособной», – признает эксперт. Решить проблему экономического роста, по его словам, несложно. Для этого нужно возвращаться к приватизации. Именно приватизация – едва ли не единственное в нашей ситуации действенное средство. Нужно быстрое и серьезное усиление частной предпринимательской инициативы (особенно в крупном бизнесе), иначе и налоговые послабления, и программы стимулирования внутреннего спроса просто погрязнут в сложившейся бюрократической среде», – предупреждает Андрей Хохрин.

«Основным лейтмотивом госполитики является тезис «стабильность превыше роста». Отражением такого вектора госполитики, в частности в бюджетной и фискальной плоскости, стали подавленные темпы роста российской экономики, в то время как запас ее прочности значительно повысился», – признает главный аналитик компании «БКС Премьер» Антон Покатович.

«В РФ уже фактически более десятилетия наблюдается стагнация. Темпы прироста ВВП за 2009–2018 годы в среднем составили всего 1%, что примерно в два с половиной раза меньше, чем в среднем рост мировой экономики. Ключевые причины – резкий спад потребления и инвестиций.

В первом случае катализатором послужило падение реальных доходов населения, сопровождаемое ростом обязательных платежей, во втором случае – рост налогового бремени на экономику и резкое ухудшение инвестклимата.

Политика властей начиная с 2014 года, к сожалению, сводится лишь к бюджетной консолидации и накоплению резервов, в то время как у цели экономического роста значительно меньший приоритет», – отмечает начальник отдела инвестиций «БКС Брокер» Нарек Авакян.

«Без фискального стимулирования в нынешних условиях российская экономика не выйдет на темпы роста выше 2%. Причем эти фискальные стимулы должны выражаться не в субсидиях и социальных расходах, а в снижении налогового бремени на экономику, которая активно росла все последние годы», – советует эксперт.

«Государство должно пойти на смягчение бюджетных условий и транслировать свою поддержку потребительскому спросу через социальную сферу экономики. В противном случае рассчитывать на активизацию экономического роста при «задавленном» драйвере потребительского спроса весьма сложно», – предупреждает Антон Покатович.

«Политика накопления резервов – это очевидная макроэкономическая антикризисная мера, носящая скрытый антиинвестиционный характер. Резервы в сегодняшних условиях – это ожидание ухудшения ситуации в будущем. Сложно назвать текущую бюджетно-налоговую политику как ориентированную на рост. Скорее она направлена на поддержание сложившегося состояния экономики хотя бы на текущем уровне.

Консервативная политика создания резервов по своей сути противоречит более рискованной политике ускорения, драйверами которой являются рост инвестиций и снижение налогового бремени», – комментирует завкафедрой Российского экономического университета Любовь Чайковская. Главные события и решения для экономики 2020 года уже состоялись, говорит она.

И вряд ли 2020-й будет годом большого экономического роста.

Источник: http://www.ng.ru/economics/2019-09-30/1_7689_2020.html

Эксперты оценили перспективы роста экономики России

Перспективы развития России к 2020 году

Россия должна стать пятой экономикой мира. В майском указе президента цель обозначена предельно четко. Теперь ждем трехлетний прогноз минэкономразвития по социально-экономическому развитию страны, на него минфин будет ориентироваться при верстке бюджета.

Эксперты «РГ» обсудили, на какие резервы может рассчитывать российская экономика.

Без спроса не вырастем

Марк Гойхман, экономический аналитик и прогнозист:

— У России есть потенциальные преимущества, задействование которых могло бы изменить ситуацию. К ним относится прежде всего мощная база природных ресурсов, позволяющая генерировать доходы и стимулировать экономику при оптимальном их использовании.

Путин одобрил предложения Медведева по разделению министерств

Кроме того, пока еще достаточно высокий образовательный уровень населения. Плюс огромная территория и возможности внутреннего потребительского спроса из-за большой численности населения.

Наши преимущества и в неплохих стартовых позициях в сферах, которые будут определять приоритетное развитие в мире в ближайшие годы, таких, например, как IT-технологии, телекоммуникации.

С позиций инфраструктуры перспективно использовать географического положения страны для формирования транзитных коммуникаций между бурно растущим азиатским регионом и технологичной Европой.

Для реализации всего этого нужно радикально, хотя бы двукратно, уменьшить присутствие в экономике государства, на долю которого приходится до 70 процентов производства и активов банковской системы. Это создает монополизм, ограничения здоровой конкуренции, дестимулирует частные инвестиции и бизнес-инициативу, что ограничивает возможности развития.

Значимым ограничением выступает также низкий уровень доходов и жизни населения. Нужно преодолеть продолжающееся более четырех лет падение реальных доходов и вывести их на уровень выше докризисного 2014 года.

Это необходимо и для большей экономической свободы людей, которая стимулирует инициативу, производительность.

Увеличение доходов повышает так же платежеспособный потребительский спрос, который делает более емким внутренний рынок, потребность в товарах и услугах и обеспечивает наращивание их производства.

Задачей нового трехлетнего прогноза становится не учет влияния санкций, а оценка факторов роста

Крайне важно состояние человеческого капитала, которое в целом пока не растет в условиях недостатка качества и финансирования образования и здравоохранения. Здесь нужно, в частности, изменение бюджетных приоритетов.

Только такие масштабные, кардинальные изменения на уровне законодательства и практики могли бы дать темпы роста хотя бы на уровне среднемировых.

Санкции спутали прогнозы

Эльдияр Муратов, эксперт по макроэкономике:

— В последнем официальном прогнозе социально-экономического развития страны в 2018 году ВВП страны должен вырасти на 2,1 процента, в 2019 году — на 2,2 и в 2020-м — на 2,3 процента. Это базовый сценарий. Медленно, но верно.

Но много это или мало? Если сравнивать с темпами роста мировой экономики (около 3,5 процента в ближайшие годы), то однозначно мало.

Наша цель заключается в опережающем развитии российской экономики. А 2,1 — 2,3 процента — это результат инерционного прогнозирования, когда на базе существующего в моменте улучшения аналитики вырисовывают восходящую прямую экономического роста.

Володин: Под санкции США попали более 400 юрлиц и 200 граждан России

Обоснования этим цифрам есть, к примеру, инфляция достигла практически целевых уровней (менее 4 процентов), новое бюджетное правило, когда часть доходов от продажи нефти направляется в Резервный фонд или реализация общемирового тренда, программы «Цифровая экономика».

Проделанные шаги явно ведут в нужном направлении. Но длительное санкционное противостояние вкупе с низкими ценами на нефть (пока они, правда, пошли в рост) может стать потенциальной помехой для реализации задуманных планов страны.

Стоит отметить, что прогноз минэкономразвития составлен исходя из того, что текущий режим санкций сохранится. Но риски на базе дальнейшего усиления санкций в прогнозе пока не приведены.

Ужесточать не стоит

Александр Широв, заместитель директора Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН:

— Новый тур антироссийских санкций и последовавшая за ним нестабильность на валютном рынке поставили вопрос о пересмотре макропрогноза.

Но являются ли санкции главным фактором неопределенности в отношении российской экономики? Думается, что нет.

Минэкономразвития, ответственное за подготовку макропрогноза, уже отложило его публикацию окончательной версии. И это понятно: в ближайшее время в той или иной форме официальных документов будут описаны целевые ориентиры развития экономики на очередной президентский срок.

Если они будут соответствовать тем цифрам, которые содержались в Послании президента Федеральному Собранию, то специалистам минэкономразвития придется попотеть. Они будут вынуждены практически полностью пересмотреть логику, содержавшуюся в предыдущих, достаточно консервативных версиях макроэкономического прогноза.

Если же говорить о новых санкциях, то пока их влияние на российскую экономику в большей степени связано с изменением курса рубля и уровня цен на импортируемую продукцию.

Предыдущая версия базового прогноза министерства экономического развития характеризовалась достаточно консервативным вариантом динамики цен на нефть Urals — 43,8 доллара за баррель в 2018 году при курсе 64,7 рубля за доллар.

Понятно, что эти условия даже более жесткие, чем те, которые мы наблюдаем после введения очередного пакета американских санкций.

Госдума утвердила Дмитрия Медведева на посту премьер-министра

Кроме того, предыдущие версии прогноза уже исходили из неизменности санкционного давления в обозримой перспективе и его возможного усиления.

В этих условиях дальнейшее ужесточение внешних сценарных условий, по-видимому, уже не имеет смысла.

Таким образом, ключевой задачей нового прогноза минэкономразвития становится не учет влияния санкций на экономическую динамику, а оценка имеющихся факторов роста, превращение этого документа в один из ключевых инструментов обоснования конструктивной экономической политики.

К сожалению, в последние годы эта функция официального прогноза в должной степени не работала, а целевые сценарии развития экономики выполнялись с существенно более низким уровнем проработки, чем консервативные базовые.

Задача прогнозирования постепенно сузилась до банального обеспечения текущих расчетов в рамках бюджетного процесса. Сейчас настал хороший момент для повышения значимости прогнозной деятельности министерства экономического развития, ее нацеливание на решение задач долгосрочного развития российской экономики.

Источник: https://rg.ru/2018/05/15/eksperty-ocenili-perspektivy-rosta-ekonomiki-rossii.html

Юрист Комаровский
Добавить комментарий